Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Критика буржуазного искусства

Меня теперь очень занимает вопрос: где зерно настоящего серьезного искусства? Какая нация стоит на здоровой почве? У кого мы, русские, должны учиться? Не правда ли, нелепые вопросы? Вы скажете: как у кого учиться? Да ни у кого! Работайте сами, живите собственным умом и т. д. Но в том-то и дело, что собственно нам (я говорю о современном мне поколении) жизнь совершенно испорчена, мы до такой степени забиты, так с нами дурно обращались и обращаются, так давно держат нас в передней, что мы чуть не все начинаем и сами принимать себя за лакеев. Странное дело искусство! Ведь вот, казалось, бери сколько хочешь, наслаждайся, весь свет снес в одну точку все, что гений человечества произвел, и какой части человечества! Самой образованной и интеллигентной! А между тем не наслаждаешься же! Или, лучше сказать, если и наслаждаешься, то совсем не тем, что так щедро награждено и прославлено. Что это такое? с чьей стороны ошибка? Я ли глуп и завистлив и в качестве непризнанного таланта или, еще лучше, русского человека, готов сказать: «Запад гниет!» пли... или в самом деле во всем этом шуме есть колоссальное недоразумение?! «Мудрый Эдип — разреши?!» — Что это такое, как не насмешка над потребностью человека в искусстве, этот Макарт1, этот холст, равный площади какого-нибудь германского городка? Ведь знаете что? Ведь Семирадский2 умнее и добросовестнее!!! Я говорю это серьезно. Что это такое, все эти колоссальные картины французского отдела? Стоит пройти только 7г часа и заглянуть в Лувр, где есть те же самые сюжеты, трактованные 100 лет тому назад Давидом3, Эженом4 , Гро5, Жерико6 и другими. Какая там все-таки искренность и серьезность, и какое притворство на Всемирной выставке! Куда же переместилось истинное чувство? В «жанр»? Иду, смотрю жанр и вижу: французы все счастливы, потому что никто не позволяет себе подымать завесу над действительностью. К чему? Все мы знаем, что не так живем, не то делаем, что говорим, не того действительно желаем, о чем с кафедры так красноречиво распинаемся! Испанцы — еще того счастливее: те только и делают, что бриллианты пересыпают. Итальянцы... то же самое! Словом, куда ни повернись, везде блеск, роскошь и веселие! Даже те немногие, взятые из действительной и некрасивой жизни сюжеты, как будто из приличия, для комплекта, и под сурдинкой показываемые действительные события жизни, даже и те так мягко трогают ваши нервы, так деликатно умалчивают об известных вещах, что я, простой смертный, чувствую себя в обществе, по крайней мере, принцем крови.

Да, вот оно, торжество техники! И какое это торжество — сверкающая краска у Мадрасо!7 Глубина, гармония и воздух у французов и бельгийцев, нахальный рельеф портретов Бонна и Рихтера8, никуда не годные чванство и деревянность Ангели9 — все это торжествует и раскланивается на рукоплескания. И во всем этом гаме проходят почти незамеченными мистические и глубокие глаза в одном портрете старика Лен-баха10, живая милая голова старушки (забыл художника) в германском отделе (за картиной Гебгарта), «Тайная вечеря» (около двери налево), серьезность отношения к искусству некоторых англичан, поразительные пейзажи в Норвегии Мундта11, Нормана12. И, что всего удивительнее, никто как будто и не смотрит на Матейко13, на единственного человека, у которого внутри горит действительный огонь, у которого чувствуешь действительное убеждение. А между тем что же такое Матейко? Ведь у него есть много условного в композиции, много академического в живописи — словом, это хорошая программа. Но между тем на сколько же голов он выше всех на выставке — страх! Вот что делают настоящая вера и любовь к своему делу. Словом, пока я вижу полное торжество буржуазных вкусов в искусстве, и ничего больше. Вижу, что много нам надобно работать над техникой и учиться у иностранцев, но в главных вопросах мы беспомощны и предоставлены вполне только своим собственным силам, окруженные самыми неблагоприятными условиями. Потому что со всех сторон только и слышишь: «Что, батюшка, каковы испанцы? А? А скульптура итальянцев, да и живопись тоже, а? А каков Мункачи14, а? А каковы портреты Макарта, а? То-то же!..» Речь так и слышится мне знакомая: «Вот как вы должны бы были научиться писать, прежде чем являться на выставку!!!»

В русском отделе я ничего не скажу по весьма понятной причине и, кроме того, еще и потому, что я после всего буду смотреть свое, родное. До сих пор я еще не все видел, а то, что видел, не успел переварить и разобраться, и потому то, что я написал Вам, окажется, быть может, ошибочным. Но оно совершенно верно выражает мое состояние. При свидании скажу более обстоятельно и буду вести себя благоразумнее. Послезавтра буду у Верещагина, чтобы отдохнуть головою и сердцем.

Из письма В.В. Стасову. 15 октября 1878 г.

Теперь об иностранном: я был в Ницце, обозрел выставку (так называемую «Всемирную») и... признаюсь, очень и очень не одобрил и не порадовался, а почему — тому следуют пункты.

Прежде пунктов, однако ж, надо сделать необходимую оговорку. Так как на выставку попало, так сказать, кое-что, то и судить особенно строго — легкомысленно. Но я и не о том говорить хочу, а вот о чем: 1-е, отражаются ли на этой выставке общие, родовые черты современного западного искусства? Я думаю, что отражаются, и если мое предположение верно, то, говоря вообще, я должен заключить, что искусство пластическое в Европе идет к вымиранию; 2-е, написать такое слово страшно, но еще страшнее взрослому человеку (понимая, что делаешь) отвечать за такое слово, и однако ж, я повторяю свое: вымирает! Подумайте только, что в числе более 600 номеров нет, не говорю, выдающихся, а просто скромных вещей, без претензий. Все вывернуто наизнанку, ничего не исковерканного. А скульптура! Боже мой, что это такое? Ей-богу — это ужасно! Все вычурно, все барокк. Положим, самые большие и крупные художники Европы на выставке отсутствуют. Но ведь эти художники в большинстве случаев уже готовятся отойти в область истории, а армия действующих поголовно заражена какою-то болезнию, и, как видно, сама об этом не подозревает. Даже пресловутая французская живопись какая-то сплошь посыпанная мукой. Я уже давно замечал этот господствующий тон на картинах в Европе (исключая испанцев), но только теперь с решительностью это выступило для меня.

История светская — банально посредственна, жанр, большею частью, анекдотично-клубничный, портрета ни одного нет простого, все ломаются, а пейзаж — совершенно невозможный. Нет ни одного холста выше самой шаблонной посредственности. Репутация первого ранга, Бастьен-Лепаж15 — невозможный ломака, да и живописец не из завидных. Если то, что у него выставлено в Ницце, хорошо, то удивительно, каким образом «Чтение телеграммы» и «После победы» Васнецова16 не великие произведения? Итак, если общий ход таков, то как возрадовалось бы мое сердце за Россию, где нет и признаков ничего подобного. Если мы и не достигли еще положительных результатов, то мы, по крайней мере, молоды и здоровы, а это по теперешнему времени важно <...>

Из письма В.В. Стасову. 30 апреля 1884 г.

Примечания

1. Макарт Ханс (1840—1884) — австрийский художник, его декоративно-красочные и внешне эффектные картины па исторические сюжеты принесли ему успех среди современников.

2. Семирадский Хенрык (Генрих Ипполитович) (1843— 1902) — польский и русский художник, представитель позднего академизма в живописи.

3. Давид Жак Луи (1748—1825) — французский живописец, активный деятель Великой французской революции, глава классической школы во Франции.

4. Эжен — возможно, Крамской имеет в виду французского художника-романтика Эжена Делакруа (1798—1863).

5. Гро Антуан (1771—1835) — французский исторический живописец, принадлежал к школе Давида, придворный художник Бонапарта.

6. Жерико Теодор (1791—1824) — французский исторический живописец, один из крупнейших художников-реалистов XIX в.

7. Мадрасо — семья испанских художников. Видимо, Крамской имеет в виду Мадрасо-и-Гаррета Раймундо (1841—1920), жанриста и портретиста. Его произведения пользовались успехом у современников благодаря артистичности исполнения и блеску колорита.

8. Рихтер — видимо, Крамской имел в виду немецкого портретиста и жанриста Рихтера Густава (1823—1884).

9. Ангели Генрих (1840—1925) — австрийский художник, приобрел известность как салонный портретист, вначале занимался исторической живописью.

10. Ленбах Франц (1836—1904) — немецкий художник-портретист.

11. Мундт — видимо, Крамской имел в виду норвежского пейзажиста Мунте Герхарда-Петера-Франса-Вильгельма (1849—1929).

12. Норман Адельстен (1848—1918) — норвежский живописец, известный пейзажами северной природы.

13. Матейко Ян (1838—1893) — польский художник, мастер исторической и портретной живописи. Высоко ценился передовыми русскими художниками.

14. Мункачи Михай (1844—1900) — венгерский живописец-реалист, пользовался большим успехом у прогрессивных представителей русской художественной культуры.

15. Бастьен-Лепаж Жюль (1848—1884) — французский живописец-жанрист, особенно известен картинами из крестьянской жизни.

16. Имеются в виду картины Виктора Михайловича Васнецова «Военная телеграмма» и «Победа», появившиеся на VI выставке передвижников в 1878 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Девушка с распущенной косой
И. Н. Крамской Девушка с распущенной косой, 1873
Полесовщик
И. Н. Крамской Полесовщик, 1874
Русалки (Майская ночь)
И. Н. Крамской Русалки (Майская ночь), 1871
Лунная ночь
И. Н. Крамской Лунная ночь, 1880
Неутешное горе
И. Н. Крамской Неутешное горе, 1884
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»