Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

На правах рекламы:

• Совместные покупки ульяновск посмотреть.

«Царь Иван Васильевич Грозный»

История создания этой картины связана с первыми годами пребывания Васнецова в Москве. «Бродя по Кремлю, я как бы видал Грозного. В узких лестничных переходах и коридорах храма Василия Блаженного слыхал поступь его шагов, удары посоха, его властный голос», — рассказывал художник.

Он сделал две небольшие композиции сюжетных картин с Иваном Грозным: «Грозный сморит на комету, предвещающую ему смерть» и «Иван Грозный беседует с колдуном», но эскизы эти так и не превратились в большие картины. В 80-е годы Васнецов выполнил несколько рисунков головы Ивана Грозного и замечательный портретный этюд, который в доме своих знакомых случайно увидел молодой, начинающий тогда оперный певец Федор Иванович Шаляпин...

«Шаляпин — главное мое произведение», — любил говорить С.И. Мамонтов. К тому времени, как его заметил Мамонтов, Шаляпин уже выступал на сцене Петербургской императорской оперы.

Вспоминает художник К. Коровин: «Театр был переполнен. Он замер при первых звуках необычного голоса Шаляпина. Все кругом померкло — только он один, этот почти мальчик, Сусанин! Публика плакала при фразах: «Взгляни в лицо мое, последняя заря». Савва Иванович сказал: «Вот это артист. Надо ставить на него «Рогнеду», «Вражью силу», «Псковитянку», «Опричника», «Русалку».

И Савва Иванович свое намерение выполнил. В 1896 году он возобновил деятельность своей Частной оперы. Именно в этот период в труппе появился новый певец — бас Федор Иванович Шаляпин. Кажется, не было ни одной оперы, в которых не участвовал бы Шаляпин, ставший поистине великим. Но поражал он не только своим голосом, но и великолепным актерским талантом.

В Частной опере Мамонтова Федор Иванович познакомился и подружился с Виктором Васнецовым. На протяжении многих лет певец с огромным уважением относился к Васнецову, часто бывал у него дома в Троицком переулке. Да сам художник, по воспоминаниям певца, питал к нему «сердечное расположение».

Шаляпин вспоминал, что грим и внутренний образ Ивана Грозного, созданный им в опере «Псковитянка» Римского-Корсакова, были созданы именно под впечатлением от этюда-портрета царя работы Васнецова, который он случайно увидел у знакомых: «Действительно, в доме одного знакомого я видел сильно меня взволновавший портрет — эскиз царя Ивана, с черными, строго глядящими глазами, работы Васнецова. И несказанно я был польщен тем, что мой театральный Грозный вдохновил Васнецова на нового Грозного, которого он написал сходящим с лестницы в рукавичках и с посохом».

Получилось необычное взаимопроникновение: увиденный этюд Васнецова вдохновил певца, а окончательная картина художника сложилась уже под влиянием гениально исполненной роли.

Вот как описывает Шаляпин репетиции роли Ивана Грозного: «Мне предстояло изобразить фигуру грозного царя, одну из сложных фигур русской истории. Я не спал ночей. Не выходит роль! От самой первой фразы: "Войти аль нет?". Подходит Мамонтов и совсем просто, как бы мимоходом замечает: "Хитрюга и ханжа у вас в Иване есть, а вот Грозного нет". Как молния осветил мне Мамонтов этим замечанием положение. Интонация фальшивая — сразу почувствовал я. Могучим, жестоко-издевательским, грозным, как удар, железным посохом, бросил я свой вопрос, свирепо озирая комнату, и сразу все задрожало и ожило...».

Вот такой образ хитрого, но грозного царя, вдохновенно созданный усилиями певца Шаляпина и режиссера Мамонтова, словно оживает на картине Васнецова.

Фигура Ивана IV дана крупным планом, занимает большую часть вертикально вытянутого холста. Грозный в парадном облачении, опираясь на тяжелый посох, будто бы медленно спускался по ступеням дворца. Но вот он остановился, замер, прислушался... Взгляд острый, с прищуром, как у хищной птицы, лицо суровое, губы сжаты. На нем парчовый кафтан, богато украшенный тканым узором, темно-красные сапоги с золотым шитьем, надвинутая на лоб бархатная темно-вишневая шапочка с меховой опушкой.

Васнецов, как всегда, очень внимателен к историческим деталям. Поверх шапки царя мы видим золотой венец с тремя маленькими иконами по центру. Почему в венце иконы? Это почти буквальная иллюстрация слов историка Ключевского, который метко сказал, что царь Иван Грозный «сам для себя стал святыней...». Вот отрывок из письма Ивана Грозного: «Мы, смиренный Иоанн, царь и великий князь всея Руси по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению». Царь был уверен, что ему все дозволено, потому что его власть — от Бога...

Еще одна любопытная деталь картины, на которую обратили внимание исследователи, — ковровая дорожка с узором в виде двуглавого орла — символа государства Российского. Еще шаг, и Грозный ступит на герб, словно попирая все законы государственной власти....

С помощью окна пространство узкой и полутемной лестницы дворца раскрывается «вовне» — как бы выводит взгляд зрителя на просторы древней столицы. За окном — заснеженные крыши деревянных домов, бесконечные дали под пасмурным небом стелются до самого горизонта... Среди тесной застройки — возвышается острый шатер церкви со сверкающей главкой на вершине. Этот пейзаж за окном — та самая «Святая Русь», образ которой был так дорог Васнецову. Узкое маленькое окошко по очертаниям напоминает пламя горящей свечи, воспринимается символом светлой надежды во мраке страшных трагедий и жестокостей эпохи Грозного...

Картина «Царь Иван Васильевич Грозный» была закончена в Москве в 1897 году, экспонировалась на 25-й юбилейной выставке ТПХВ, которая открылась в том же году в Петербурге. Художник М.В. Нестеров писал: «Конечно, центром юбилейной выставки будет «Грозный» В.М. Васнецова <... . Лучшего «Грозного» у нас не было. Антокольского кажется бледен. У Репина не Грозный, а обезьяна. Шварц тоже лишь в намеке дает то, что Васнецов дал во всю силу своего огромного таланта».

(М. В. Нестеров упоминает здесь знаменитые произведения современников Васнецова, посвященные этой же теме: картину «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года» Репина, скульптуру «Царь Иоанн Васильевич Грозный» Антокольского и небольшую, малоудачную историческую картину В.Г. Шварца «Иван Грозный у тела убитого им сына». Не соглашаясь с резкой нестеровской оценкой творений Антокольского и Репина, стоит признать, что картина Васнецова весьма достойно смотрится рядом с ними.)

Картину, однако в Петербурге приняли холодно. Критик Стасов заметил, что Грозный «не представляет человека», хотя «костюм, цветной халат, шапка, узорчатые сапоги и перчатки, жезл об остром конце в одной руке, лестовка в другой. Окошечко у ног, сквозь которое вид на Москву, — все это прекрасно...».

Московские зрители были настроены к картине более доброжелательно. «Петербургу я никогда не был ко двору, — усмехался Васнецов, — Петербург полон Петром, а о царе Иване я там никогда и не слыхивал <... . Иван Грозный родился в Москве и создан Москвою. Он плоть от плоти, кровь от крови Москвы. Он таков и в своих великих делах собирательства земли Русской, и в своей любви и преданности ей, и даже в своем характере. Мне хотелось таким его и изобразить!»

Павел Михайлович Третьяков, увидев «Грозного» еще в мастерской художника, признавался, что от впечатления Грозного «он не может отделаться, что-де с ним редко бывает». В 1898 году он приобрел эту картину в свою галерею.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 

В. М. Васнецов Сирин и Алконост (Песнь радости и печали), 1898

В. М. Васнецов Снегурочка, 1899

В. М. Васнецов Три царевны темного царства, 1884

В. М. Васнецов Царевна-несмеяна, 1914-1916

В. М. Васнецов Распятый Иисус Христос, 1885-1896
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»