Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Последние картины уходящего века

После успеха грандиозной работы в Киеве имя Васнецова стало широко известно. Появились новые заказчики. Едва завершив многолетнюю роспись во Владимирском соборе, Васнецов принимается за другие монументальные работы: исполняет работы для Георгиевской церкви при заводе в Гусь-Хрустальном. Эта церковь строилась с 1895 по 1904 года на средства Ю.С. Нечаева-Мальцева, хозяина стекольного завода в Гусь-Хрустальном, по проекту профессора-архитектора Л.Н. Бенуа.

Васнецов написал для храма с 1896 по 1904 г. четыре картины (маслом на холстах): «Голгофа», «Сошествие во ад», «Страшный суд», «Евхаристия» и эскиз мозаики «О тебе радуется Благодатная» для алтаря, а также исполнил рисунок для бронзового иконостаса с эмалью. Эскизы к этим работам сохранились и большей частью находятся в ГТГ.

Эту работу Васнецова после Октябрьской революции постигла трагическая судьба. Церковь в Гусь-Хрустальном была закрыта и разорена. Холсты Васнецова были сняты со стен, свернуты в рулоны и долго лежали в забвении. Только в 1983 году была произведена реставрация огромной композиции «Страшный суд» и мозаики. Остальные три холста так и не найдены до сих пор.

В эти работы было вложено огромное количество вдохновения и труда. Чего стоит только «Страшный суд» — огромная, размером 700x690, многофигурная трехъярусная композиция!

А в летние месяцы художник вновь спешил в любимое Абрамцево. «Чем долее живешь, тем более дорожишь людьми, с которыми можно поговорить по душе, да и не просто по душе, а просто поговорить редко с кем можно. А впрочем, старости, в сущности нет, а выдумала ее глупая молодежь», — размышлял художник в одном из писем к Елизавете Григорьевне Мамонтовой, которая на протяжении многих лет была его постоянным адресатом. Ей, как самому близкому другу, он поверял свои заботы, радости и печали...

Летом 1896 года в Абрамцеве Васнецов исполняет портрет Веры Мамонтовой, той самой повзрослевшей Верочки, которая когда-то позировала Валентину Серову для «Девочки с персиками». Эту девочку, живую, подвижную, очень любили все члены Абрамцевского кружка. Сам Васнецов, когда она была еще маленькая, именовал ее «абрамцевской богиней». А позже, когда Вера выросла, художник слал ей задушевные письма, поздравлял с праздниками, интересовался ее делами и заботами, наставлял в знакомстве с искусством...

Эта девушка пробуждала у него воспоминания о самых счастливых годах абрамцевского содружества, когда ставились домашние спектакли. «Пережитые дивные художественные иллюзии останутся в душе навсегда <... . Как хорошо нам грезилось наяву!» — ностальгически восклицал художник в одном из писем, адресованных Вере Саввишне.

На портрете 1896 года Вера Мамонтова, милая и серьезная двадцатилетняя девушка, действительно выглядит как «богиня». Исследователи давно заметили, что для всех васнецовских портретов характерен момент «предстояния». Художник стремится изобразить не случайное, мимолетное, а как бы вневременное, самое важное в человеке. Вера Мамонтова в светлом летнем платье задумчиво «замерла» на фоне темной листвы абрамцевского парка. Руками она поддерживает кленовую ветку — такую же молодую и гибкую, как она сама...

Вместе с завершенным портретом Васнецов осенью 1897 года посылает ей свои стихи: «Посылаю Вам, дорогая Верушка, стихи. Посылать их Вам — особенно Вам, и не следовало бы; но так как они в некотором роде документ при портрете, то я и обязан Вам их представить, несмотря на то, что исполнены, за неимением истинного поэта, самодельно и домашним способом. Надеюсь, условия будут исполнены свято и нерушимо. Желаю жить вечно!».

Вот они, эти стихи:

Страны чужие, прекрасные!
Дивных там много чудес;
Звезды и солнышко ясные
Ярче там смотрят с небес!
Прекрасны, но чужды, и веет
Холодом блеск красоты
И сердце любовью не греет,
Чуждые будит мечты.
Только одна мне родная...
Руси я только одной...
Сердце, любовью сгорая,
Руси отдам я святой!

Васнецов мечтал, чтобы как можно больше людей разделяли его идеи. Вера Мамонтова была для него как раз таким духовно близким человеком. К сожалению, «абрамцевской богине» было отпущено не много лет жизни. Она успела выйти замуж, родить двоих детей. Но в 1907 году внезапно тяжело заболела и умерла. Заботу о воспитании ее детей взяла на себя ее младшая сестра — Александра Саввишна.

В январе 1896 года Васнецов заканчивает очередную картину — «Сирин и Алконост. Сказочные птицы, песни радости и печали». Алконост в византийских и древнерусских средневековых легендах — это райская птица с человеческим лицом. В легенде рассказывается, как птица Алконост снесла яйца на берегу моря и, погружая их в глубину, сделала море спокойным на шесть дней. Пение птицы Алконост настолько прекрасно, что услышавший его забывает обо всем...

Сирин — райская птица-дева, образ которой восходит к знаменитым сиренам в греческой мифологии. Птица Сирин часто упоминалась в русских духовных стихах. Считалось, что она, спускаясь из рая на землю, зачаровывает людей своим пением. Птицы Сирин и Алконост были излюбленными персонажами русских лубочных картинок, которые, как известно, собирал Виктор Васнецов. Фантастические птицы с головами женщин встречаются также в древнерусских летописях, в народных росписях, резьбе по дереву.

Задача, которую поставил художник в этой картине, — с помощью линий передать саму музыку, чарующее пение этих фантастических существ. В густых зарослях листвы, плотный ковер которой образует фон картины, сидят на ветке две фантастические птицы. Взмывают вверх белые крылья птицы Алконост. Вдохновенное лицо окрашено безмятежной улыбкой. А рядом, словно по контрасту, — опустились вниз заостренные черные крылья птицы Сирин. Опущенная голова, черные разметавшиеся волосы воспринимаются как знак печали.

Декоративно-плоскостная стилизация (то есть декоративная узорчатость, уплощенность) в этой работе вступают в противоречие с натуралистически выписанными лицами фантастических птиц-женщин. Васнецов не смог отказаться от привычных реалистических приемов — это ему удавалось сделать только в чисто декоративных работах — орнаментах, театральных костюмах и т. д.

Через год Васнецов написал картину «Гамаюн — птица вещая», которая и по стилю, и по содержанию похожа на предыдущую работу. Эта вещая птица Васнецова «заворожила» поэта Александра Блока, который под впечатлением этой картины написал одноименное стихотворение:

На глади бесконечных вод,
Закатом в пурпур облеченных,
Она вещает и поет,
Не в силах крыл поднять смятенных....
Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 

В. М. Васнецов Аленушка, 1881

В. М. Васнецов Бродячие музыканты, 1874

В. М. Васнецов Книжная лавочка, 1876

В. М. Васнецов Ковер-самолет, 1880

В. М. Васнецов Царевна-несмеяна, 1914-1916
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»