Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Путешествие в Италию

По совету А Прахова Васнецов решил отправиться за границу — в Италию, чтобы познакомиться с подлинными образцами византийских росписей, сохранившимися там. Прахов напутствовал художника: «...Вашему намерению изучить византийские памятники Рима, Равенны, Венеции и Палермо глубоко сочувствую и при этом советую запастись самым полным гидом и притом самым новым. В Венеции Вы застанете еще Михаила Александровича Врубеля (адрес его дан почте). Он будет Вам приятен и полезен. Не забудьте съездить на остров Торчелло и посмотреть тамошнюю церковку XII века. В Палермо Вы застанете пенсионеров Академии художеств. Александр Никанорович Померанцев и Федор Иванович Чагин специально занимаются там изучением византийских памятников XII века. <.... Равенна для Вас одно из важнейших мест... Не шею давать Вам советов, а скажу только, что я бы сам не полагался на свою память, но чертил бы и писал бы акварелью все, что понравится и что пригодится впоследствии, при этом мне было бы весьма приятно, если бы Вы усвоили себе такой взгляд, что Владимирский собор во всем его объеме, а не только алтарь и главная баня, будет ждать Ваших вдохновений и указаний. <... Поезжайте с Богом, и чем скорее, тем лучше».

Нелегко далось это путешествие Васнецову. «Ох, как подумаешь, что нужно мыкаться по чужим сторонам целый месяц, так просто сердце захолонет...», — пишет он жене из Варшавы 30 апреля 1885 года. Он очень страдает от своего одиночества в этом путешествии, от незнания языка. В вагоне мучается от скуки, и только живописные виды из окна развлекают.

«Из России в Австрию переезжаешь точно из каменного века», — делится он в другом письме к жене. В Вене художник осматривал дивный собор Св. Стефана, затем заторопился в Венецию. Но тут произошел казус: из-за незнания языка Васнецов сел в поезд, который направлялся в обратный путь, в Вену. Проехал целую остановку, пришлось затем долго ждать поезда, чтобы возвращаться назад.

Наконец 16 мая 1885 года Васнецов приехал в Венецию. «Впечатление города ни с чем не сравнимое оригинальное и почти до слез поэтичное, так что все невзгоды и потери окупаются», — писал он жене. Художник сравнивал Венецию с волшебным заснувшим царством. Особенно его поразили мозаики в соборе Св. Марка: «В этих темных золотых сводах, так ласково с высоты обнимающих и так глубоко утешительно смотрящих своими маленькими окнами, есть что-то мистическое. Я <... был глубоко взволнован. Четыре дня я пробыл в Венеции и каждый день по два раза ходил к Марку и около Дожей».

Жаль было покидать великолепную Венецию. Художник словно предчувствовал, что ему не суждено больше их увидеть: «я с ними, с этими дорогими стариками, точно прощался, и так мне было жаль их покинуть». В этот прощальный вечер в Венеции он начал было писать письмо Елизавете Григорьевне с подробным отчетом о своем путешествии, но не смог передать, что его волновало. Венецию Васнецов покидал ночью: его лодка медленно плыла мимо заснувших старых дворцов...

По дороге во Флоренцию художник заехал в Равенну. Прахов не случайно рекомендовал ему посетить этот удивительный город на севере Италии. В Равенне сохранились уникальные памятники ранневизантийской эпохи — храмы с мозаиками V—VI веков. Васнецов должен был увидеть те самые византийские истоки древнерусского стиля, на которые его ориентировал Прахов для росписи во Владимирском соборе.

Однако Васнецов пробыл в Равенне совсем недолго, даже не ночевал, успел лишь пробежаться по уникальным соборам.

«Впечатление от Равеннских мозаик удивительное, точно восход видишь», — пишет он в письме Елизавете Григорьевне. Действительно, мозаики древних византийских памятников Равенны — церквей Сан-Витале, Сант-Аполлинаре Нуово, мавзолея Галлы Плацидии не могли не завладеть душой художника. Совершенство их композиции, величественная поступь и пластика фигур святых, сияющие краски мозаичной смальты, которые вовсе не потускнели за прошедшие века, — все это поражает даже современного, искушенного зрителя. Можно себе представить, как они подействовали на творческое воображение Васнецова...

В письме к Елизавете Григорьевне он восхищается мозаиками фрески церкви Св. Аполлинария VI века: «Есть мозаики, поразительные и по исполнению, и по замыслу. В церкви св. Аполлинария, например, по обеим сторонам базилики тянутся две громадные длинные мозаики, одна изображает поклонение волхвов Богоматери с младенцем, и, за волхвами, длинный ряд, девы в белых одеждах, с золотом, между девами — пальмы зеленые — удивительно поэтично, с другой стороны поклоняются Христу — Христос красавец, тоже длинный ряд мужских фигур (23—25) в белом, тоже очень оригинальная композиция».

Затем художник переехал во Флоренцию, где пробыл три дня. Здесь он впервые узнал о Микеланджело, восхищался его скульптурами в капелле Меди-чи. С этих пор гений Возрождения стал одним из непревзойденных кумиров Васнецова.

Он бродил по знаменитым картинным галереям Флоренции: «не видеть в оригиналах Микеланджело, Рафаэля, Тициана, Веронезе, Тинторетто, Рибейры, Веласкеса и др. — значит совсем не знать искусства — оно глубоко поучительно...». Осматривал соборы в монастыре Сан-Марко, восхищался красочной сказочностью фресок Фра Беато Анжелико — итальянского художника XV века, чье религиозно-созерцательное искусство было тогда необычайно популярно в России.

И вот наконец Рим. От этого «вечного» города у него осталось двойственное впечатление, видимо, первые ощущения не совпали с прежними представлениями: «То, что я представлял себе Римом — нужно искать по разным закоулкам, а современный Рим мне не особенно интересен. Старый Рим действует сильно».

В Риме Васнецов поселился у тех же самых хозяев, где когда-то жили Мамонтовы, и передал от них посылку. По письмам его видно, что художник очень устал от путешествия. Жара, духота, которая обычно начинается в Италии с ранней весны, весьма затруднили его путешествие. Художник постоянно чувствовал одиночество и переживал из-за незнания итальянского языка. Он нашел в себе силы еще заехать в Неаполь, но в Палермо (столицу Сицилии, где предполагал осмотреть византийские мозаики) уже не поехал — «страшно устал».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 

В. М. Васнецов Ковер-самолет, 1880

В. М. Васнецов Снегурочка, 1899

В. М. Васнецов Богатырь, 1870

В. М. Васнецов Слово Божие, 1885-1896

В. М. Васнецов Богоматерь с младенцем, 1914
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»