Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

В столярной мастерской

Еще в 70-е годы по инициативе Елизаветы Григорьевны Мамонтовой в Абрамцеве при школе была открыта столярная мастерская — для обучения деревенских детей ремеслу. Елизавета Григорьевна, охваченная общими народническими настроениями, с первых дней после покупки усадьбы стремилась делать полезные дела для окрестных крестьян. «Она считала, — пишет Н.В. Поленова, — что на молодежь деморализующее действует отхожий промысел, и, в особенности, развращает ее атмосфера «ученичества» по мастерским городских центров. В деревне же, лишенной рабочих рук, хозяйство падает, вместе с чем развивается бедность». Елизавета Григорьевна надеялась, что с открытием столярной мастерской крестьянские дети перестанут уезжать в город и из них вырастут местные мастера-кустари.

В 1882 году из Петербурга в Абрамцево приехала Елена Дмитриевна Поленова, родная сестра Василия Дмитриевича Поленова, талантливая художница.

«В Москве она попала в исключительно благоприятные условия для развития своего таланта. Воспитанная на русской истории, она тут впервые почувствовала себя на родной ее сердцу почве. В Москве она познакомилась с Васнецовым, Суриковым, с Е.Г. Мамонтовой и попала в Абрамцево, где все жило русской стариной и интересом к изучению и сохранению памятников русского народного творчества. Эта обстановка определила окончательно направление ее художественной деятельности и вызвала к жизни те самобытные русские зачатки, которые она таила в себе», — писала Н.В. Поленова о сестре своего мужа.

Е.Д. Поленова подружилась с Елизаветой Григорьевной и, ознакомившись с работой столярной мастерской, предложила изготовлять вещи на основе старинных русских образцов. Та деревянная мебель, которую изготовляли до этого, не соответствовала высоким художественным запросам, господствующим в Абрамцево. Хотелось создать что-то новое, оригинальное. Вот здесь и пригодился особый склад художественного дарования Е.Д. Поленовой и В.М. Васнецова.

С 1884 года Елена Дмитриевна стала ближайшей помощницей Елизаветы Григорьевны по работе в столярной мастерской. Дело это было новое и интересное. Традиции народного искусства, резьбы по дереву в то время были почти утрачены. Нужно было все начинать заново, а для начала собрать образцы старинной деревянной утвари.

Художники, которые во время работы над оформлением церкви попали под обаяние древних образцов народного творчества, «загорелись» желанием собрать, изучить и «воскресить» их неувядающую красоту в новых художественных изделиях.

Однажды во время прогулки в соседнее с Абрамцевом село Репихово В.Д. Поленов случайно обнаружил деревянную резную доску на фасаде крестьянского дома. Позже, в поездке по губернии, он же нашел резные вальки. Так зародился будущий музей народного искусства в Абрамцеве. Главным энтузиастом этого музея стала Елизавета Григорьевна Мамонтова. Она стала собирать по деревням бытовые предметы прошлого — донцы, ларчики, коньки на крышах и т. д. В то время многое еще можно было найти в той местности — не было музеев, коллекционеров, никто не интересовался этой областью народного творчества...

Музей стал быстро расти и пополняться. Вместе с ним росла любовь обитателей Абрамцева к бытовому прошлому России. «Во всех этих донцах, вальках с бесхитростными надписями, вроде «кого люблю, того дарю», в ларчиках, коньках на крышах и т. п. было столько личного творчества, так ярко чувствовалось душевное переживание творца, что вещи эти дышали прошлым и воскрешали его», — восхищалась Н.В. Поленова.

Е.Д. Поленова принимала живое участие в этих экскурсиях по окрестным селениям. Пока Елизавета Григорьевна отбирала вещи и договаривалась с хозяевами о цене, Елена Дмитриевна делала в своем альбоме беглые зарисовки дивного народного орнамента, причудливых деталей...

От этих зарисовок Виктор Михайлович Васнецов пришел в восторг. Он не принимал активного участия в этих художественных экспедициях, занятый работой над своими картинами, но всей душой сочувствовал этому делу, был идейным руководителем и «вдохновителем» музея. Именно Васнецов, по словам Н.В. Поленовой, убедительно и вдохновенно настоял на том, чтобы Елена Дмитриевна использовала эти образцы для создания новых вещей в столярной мастерской. В этом Виктор Михайлович видел и возможность поднять все дело мастерской на новую высоту, и выполнение «долга» художников перед народным искусством, традиции которого не использовались в профессиональном творчестве несколько столетий...

Однажды Е.Д. Поленова купила на рынке кухонный стол-шкафчик и расписала его. Она изобразила стилизованные цветы и птиц-сиринов, а на дверце шкафа Васнецов написал сороку и ворону. Образец понравился, и было решено изготовлять его в мастерской.

Мальчики-ученики в столярной мастерской изготовляли деревянную форму изделия. А художники брались за роспись. Этим увлеченно занимались не только Елена Дмитриевна Поленова и Виктор Михайлович Васнецов, но и Елизавета Григорьевна Мамонтова. К работе подключился сын Мамонтовых, Андрей, талантливый юноша, который вскоре станет студеном Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

Постепенно дело разрослось. Появились новые образцы-типы для мастерской, изделия стали украшать не только росписью, но и резьбой по дереву. Вещи охотно раскупались, появились заказы. Изделия Абрамцевской столярной мастерской стали экспонироваться на выставках, продаваться в магазине «Детское воспитание».

Вплоть до 1898 года, когда Е.Д. Поленова скончалась, все изделия исполнялись по ее проектам. Но мотивы, которые она черпала для своих удивительных росписей, во многом содержались в работах Васнецова — в его орнаментах на клиросах, мозаичном полу церкви, в декорациях и костюмах для спектаклей, особенно знаменитой «Снегурочки». Елена Дмитриевна писала Стасову: «У Васнецова я не училась в прямом смысле слова, т. е. уроков у него не брала, но как-то набиралась около него понимания русского народного духа».

В 1882 году Васнецов, вдохновленный древней архитектурой, в абрамцевском парке сделал проект беседки, похожей на сказочную избушку на курьих ножках. Эта избушка-беседка была построена через два года после сооружения абрамцевской церкви и сохранилась до наших дней. Она сложена из огромных бревен, почти лишена украшений, что придает ей таинственный, сказочный характер. На скатах крыши Васнецов поместил вырезанные из дерева изображения совы и летучей мыши. Среди густого старинного абрамцевского парка, рядом с еловым бором, его избушка на курьих ножках воспринимается как часть таинственного лесного царства из мира русских волшебных сказок.

Повышенный интерес к произведениям народного искусства — явление, распространенное во всей европейской художественной культуре конца XIX века. В изучении народных истоков художественного творчества видели возможность противостоять влиянию наступающей «машинерии».

Васнецов тоже искал свой «путь к свету», черпал истоки в родной старине: в поэтических описаниях узоров из былинного эпоса, в дивных старинных образцах деревянной резьбы, в древних рукописных миниатюрах. В одном из писем он вопрошал: «Как поражают в старинных художниках глубина, непосредственность и искренность изображений их, как они полно и небоязливо решают свои задачи. Откуда у них эта теплота, искренность и смелость?» — И сам же себе отвечал: — «Загадку эту разрешить легко, если представить себе, что и в предшествующие века, и в век, современный художникам, все окружавшие их люди и великие, и малые, просвещенные и невежественные, глубокие и простые, все веровали в одно и тоже, во что и художник, жили и питали свою душу одними и теми же великими чаяниями. И вот все художники — великие и малые — находили тогда дело по душе и по сердцу, и всякое их от души сказанное слово принималось с радостью и благодарностью. С какой любовной страстью строили они свои храмы, писали свои живописные поэмы, рубили целые миры из камня! И вся толпа волновалась, видела и радовалась созданиям своих художников». Прошлое казалось Васнецову «золотым веком» искусства. Он предпочитал простые, геометрически строгие формы древнерусской крестьянской мебели. Оттуда же им позаимствован декор — мотивы трехгранно-выемчатой геометрической резьбы. Такая резьба встречалась на старинных прялках, солонках, задках телег и т. д. Использовалась также объемная резьба для изобразительных мотивов. Тяжелые, массивные, плотные, крепко сработанные вещи, выполненные по проекту Васнецова, кажутся одновременно сказочными и древними.

Такие изделия становятся все более популярными в России, что соответствовало «народническому» духу интеллигенции того времени. В 1882 году в Москве открылась Всероссийская художественно-промышленная выставка, где было представлено множество изделий Абрамцевских мастерских — керамической и резьбы по дереву. Эти экспонаты произвели столь большое впечатление, что было решено создать в Московской губернии Кустарный музей, который и был открыт в 1885 году. Он тесно сотрудничал с Абрамцевской мастерской.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 

В. М. Васнецов Царевна-лягушка, 1918

В. М. Васнецов Аленушка, 1881

В. М. Васнецов Царь Иван Грозный, 1897

В. М. Васнецов С квартиры на квартиру, 1876

В. М. Васнецов Спящая царевна, 1900-1926
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»