Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Последние жанровые работы

Россия тяжело переживала поражения русских под Плевной. Везде ругали бездарное командование, допустившее столько жертв... После второго неудачного штурма Плевны П.М. Третьяков написал Крамскому: «Я нахожусь в ужасно нервном состоянии, гораздо худшем прошедшего лета. Уже давно, со дня первых неудач наших на Кавказе и в Азиатской Турции, а теперь все хуже и хуже...».

Подобное настроение переживал и Виктор Васнецов, когда задумал средствами живописи передать свое ощущение войны. Картина «Военная телеграмма» написана художником под впечатлением от тяжелой неудачи при третьем штурме Плевны 30 августа 1877 года. В результате этого стратегически непродуманного, плохо подготовленного штурма (приуроченного командованием к именинам царя!) погибли 15 тысяч человек.

Эта небольшая картина, которая сейчас находится в Третьяковской галерее, изображает войну не буквально, как поле битвы, а опосредованно — через передачу чувств мирных жителей, которые читают военную телеграмму.

У стены дома, где вывешена телеграмма, на скользкой и узкой мостовой столпились люди. Художник «соединяет» в толпе самые разные народные типы: здесь и крестьянин в лаптях, и бедные горожане, и молодая барыня в модной шляпке со своим кавалером, мещане, отставной военный, который приставил руку к уху, чтобы лучше расслышать то, что читает дьячок в черном картузе. Всех их объединяет общая тревога — смятение, боль, переживания отражаются на лицах. Настроению подавленности и горестного переживания соответствует и погода: раскрылись черные зонты от моросящего дождя, блестит мостовая, все словно подернуто серой пеленой. Холодно, неуютно, страшно... Васнецов избегает лишних деталей: он группирует сцену на фоне унылой пустой стены дома, где вывешена телеграмма, и ничто не отвлекает внимание зрителя от происходящего. Лишь в левой части полотна еле видна торопливо удаляющаяся женская фигура под дождем да колесо проезжающего мимо экипажа. Эту своеобразную монументальность, лаконичность картины подметил И.Е. Репин: «Ведь это вещь такая, что, будь она хоть в несколько саженей, и то не беда».

Русско-турецкой войне Васнецов посвятил еще одну небольшую работу — отклик на военные события — «Известие о взятии Карса». 6 ноября 1877 года русские войска штурмом овладели турецкой крепостью Карс, и это событие вызвало ликование в русском обществе. Васнецов вновь изобразил войну «глазами» мирных жителей, обывателей, которые обсуждают последние известия в газете и, воодушевленные победой, развешивают российские флаги у входа в трактир. (После 6-й передвижной выставки эта картина была приобретена художником А.П. Боголюбовым. Ныне она находится в Саратовском художественном музее им. Радищева.)

23 ноября (5 декабря по новому стилю) 1877 года Васнецов женился в Петербурге на Александре Владимировне Рязанцевой, окончившей курсы медицинских сестер. То был первый выпуск женщин-сестер милосердия в России. Современники вспоминают о жене Васнецова как об очень приятной, с молодым румяным лицом, с рано поседевшими волосами, и с глазами, сходившимися в щелки при смехе. А П. Боткина пишет: «При взгляде на нее делалось сразу уютно, как при виде его (Васнецова) становилось радостно».

Друзья тревожились: не помешает ли его женитьба работе художника? Ковалевский спрашивал в письме Крамского: «Что Васнецов? Говорят, женился он? — Не знаю, правда ли это? Как его заработки, увеличиваются ли они? Боюсь, что он опоздает, благодаря обстоятельствам жизни, мало благоприятным, взяться вполне серьезно за свои любимые темы. Славный он человек...». К счастью, опасения друзей были напрасны. Женитьба не помешала работе художника, а Александра Владимировна стала его «надежным тылом» по жизни, его верной спутницей и помощницей.

В марте 1878 года Васнецов вступил в Товарищество передвижных художественных выставок. Последней жанровой картиной художника, показанной на 7-й Передвижной выставке, стал «Преферанс», которую Васнецов закончил в конце 1878 года.

...Посреди уютной комнаты, на переднем плане, стоит стол с зеленым сукном. Вокруг него расположились игроки: хозяин в богатом домашнем халате, его гости — состоятельные господа разного возраста и наружности. Двое из них увлечены игрой, сосредоточенно размышляют, как бы не проиграть. У пожилого господина слева — озабоченное и грустное лицо. Возможно, ему не везет в игре, он устал, но долг велит довести игру до конца. Выразительнее всех — лицо хозяина: самодовольно ухмыляясь, он уже предвкушает крупный выигрыш. На стене висит портрет молодой дамы — возможно, его жены. В картине есть еще два действующих лица — скучающий, зевающий молодой человек, сидящий на стуле возле открытой двери, и игрок, поднявшийся, чтобы опрокинуть стаканчик.

За окном, распахнутым в сад, — чарующая красота летней ночи, лунный свет, диво мирозданья, но игроки, бездарно убивая время за карточным столом и смертельно скучая, вовсе не замечают красоты природы... Несмотря на видимый «обличающий» подтекст, картина получилась почти поэтической. Крамской в письме к Репину одобрительно отзывался о ней: «Скажите Васнецову, что он молодец за "Преферанс"...».

Самую высокую оценку «Преферансу» Васнецова дал В.В. Стасов: «Меня привела в восхищение эта милая, комическая сценка из мира маленьких чиновников: как они серьезно ведут свое маленькое дело — преферанс. Как иные из них тут же ведут другие важные дела — запрокинув голову, пропускают рюмочку или же смертельно скучают, коль скоро нет бумаг перед носом — все это было великолепно, все это было полно наблюдательности, меткости, комизма, юмора, все это ставило Васнецова в ту самую категорию, где создали такие великие вещи Перов и Влад. Маковский». Свой анализ Стасов закончил словами: «Пусть, пусть г. Васнецов испытывает свое дарование на разных задачах. Должно быть, он, наконец, сыщет свою настоящую дорогу».

И, действительно, Виктор Михайлович скоро отыскал свою настоящую дорогу в искусстве.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 

В. М. Васнецов Бог Саваоф, 1885-1896

В. М. Васнецов Царь Иван Грозный, 1897

В. М. Васнецов Богоматерь с младенцем, 1914

В. М. Васнецов Летописец Нестор, 1919

В. М. Васнецов С квартиры на квартиру, 1876
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»