Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

На правах рекламы:

Заправка и бесплатная доставка пропана gazpetrol.ru.

Заключение

Во второй половине XIX века в искусстве народов России проходили глубокие качественные изменения. Обусловленный политическими и социально-экономическими факторами, шел охватывающий все более широкий круг регионов процесс бурного роста и демократизации национальных культур, включавшихся в единое русло общероссийского художественного развития. В ходе этого процесса, по мере накопления и консолидации прогрессивных творческих сил, сложения постоянного круга художников разных поколений и разных индивидуальностей, воодушевленных общими идеями борьбы за возрождение национальной культуры, у ряда народов России закладывались основы и проходило формирование художественных школ изобразительного искусства, отмеченных чертами своеобразия. Вместе с созреванием этих школ присущие им реалистические демократические начала перерастают в целые художественные направления, игравшие важную, а порой определяющую роль во всем их последующем развитии. В русле этих направлений началось переосмысление национальных традиций, шли становление и кристаллизация важнейших видов и жанров искусства, активно осваивающих народно-национальную тематику. В укреплении демократических тенденций в искусстве народов России все большее значение приобретали расширение и углубление его взаимосвязей с передовым русским искусством, особенно передвижничеством, поставившим одной из главных своих задач — помощь поднимавшимся национальным культурам и находившим разнообразные средства для ее конкретного практического решения. Путь этих взаимоотношений был нелегок и непрост. Они осложнялись, а то и вовсе тормозились факторами политического и социального характера, сложившейся в стране художественной ситуацией, исторически обусловленными особенностями культуры того или иного народа, его традиций. Но каковы бы ни были характер и степень этих взаимоотношений, они всемерно способствовали обновлению традиций, созреванию демократических начал национальных школ изобразительного искусства. Наиболее наглядным примером плодотворности многонациональных контактов передвижничества являются его взаимоотношения с искусством Украины. Целый ряд исторически сложившихся факторов, и наличие сильных демократических традиций, способствовал широкому распространению на Украине передвижнических идей, развитию критического реализма, пробившего себе дорогу во всех видах и жанрах украинского искусства. В более или менее тесных творческих контактах с передвижничеством шло формирование и ряда других национальных школ, нередко бравших на вооружение и претворявших в жизнь на национальном материале отдельные его принципы и находки. Художникам Белоруссии, Грузии и Армении например, унаследовавшим высокие традиции в области портретной живописи, особенно близким стал активно утверждавшийся передвижниками новый метод типизации в создании новых реалистических форм портрета, портрета-типа, способный фиксировать современное лицо народа во всем его национальном и социальном многообразии. Вдохновляясь жизнеутверждающей эпической традицией И. Репина и беспощадными социальными обличениями В. Перова, начала свой путь грузинская жанровая живопись, определялся демократический и порой острокритический характер произведений первых национальных бытописателей. Уроки Маковского и других передвижников заметны в начале развития латышской бытовой картины, нашедшей со временем свой собственный самостоятельный путь. Близость к передвижническим принципам обнаружили и ранние полотна исторической живописи Армении, показанные на выставках Товарищества. В животворных контактах с традициями М. Клодта, В. Поленова, А. Куинджи интенсивно развивалась армянская пейзажная живопись, произведения которой стали выразителями гражданственных патриотических устремлений народа. Своеобразное развитие и преломление находили традиции Куинджи и в искусстве Белоруссии, Латвии, Литвы, а также Польши, куда они заносились творчеством его учеников и последователей. Искания передвижников находили резонанс и в литовской скульптуре, и в эстонской портретной живописи, где произведения носили последовательно демократический, а в отдельных случаях и социально-обличительный характер. Более трудно и медленно шло освоение русского реалистического опыта в искусстве Азербайджана, Средней Азии и Казахстана, во второй половине XIX — начале XX века еще тесно связанного с идеологией средневековья. Но и здесь этот опыт нередко несли ученики передвижников или идейно близкие им художники, способствовавшие качественному преобразованию культуры этих народов, развитию и расцвету ее в советские годы. Расширение и укрепление контактов с передвижничеством способствовали зарождению в поднимавшихся национальных школах, при всем различии и своеобразии каждой из них, родственных по своей демократической направленности явлений и процессов. Свойственные этим школам черты общности проявлялись прежде всего в повсеместном обращении художников разных национальностей к народной теме, в близости мотивов, почерпнутых из современной действительности (вспомним широко распространенный в искусстве целого ряда народов мотив крестьянского труда, проходящий через произведения украинских, молдавских, литовских, армянских художников), в их последовательно демократической реалистической интерпретации. Общим было и вдохновлявшееся идеями национально-освободительных движений и всемерно поддерживаемое русскими передовыми творческими силами развитие в искусстве ряда народов социально-критических, обличительных тенденций, созвучных передвижничеству, наполнявших его многонациональным содержанием. Обращение к народной тематике стимулировало, например, зарождение и широкое распространение жанровой скульптуры малых форм, произведения которой стали в своей совокупности изобразительной летописью жизни народов многонациональной России. Иногда, именно в произведениях малой пластики (украинской, литовской, грузинской), черты социального обличения проявлялись наиболее ярко. Таким образом, на протяжении 1880—1890-х годов в поднимавшихся национальных школах изобразительного искусства шло активное становление и утверждение реалистических направлений, из многообразия которых складывалась общероссийская демократическая интернациональная по своей сути художественная традиция, игравшая важнейшую роль в судьбах отечественной культуры второй половины XIX — начала XX века. Вдохновлявшаяся и активно развивавшаяся передвижничеством, эта традиция соприкасалась и с достижениями западноевропейского реализма, как бы составляя с ними единую демократическую линию мирового художественного развития.

В многообразии пестрых и порой неровных, противоречивых исканий, пронизывавших художественную культуру России конца XIX — начала XX века, эта линия оставалась наиболее цельной и стабильной. Художники этого направления сумели сохранить, пронести через годы трудностей прогрессивные традиции искусства народов России и развить их на новом историческом этапе, уже в советские годы. Войдя важной частью в художественное наследие народов нашей страны, они в качественно новом, обогащенном революционным содержанием виде органически влились в процесс формирования советских национальных школ изобразительного искусства, всей многонациональной социалистической культуры.

В заключение автор выражает благодарность рецензентам книги В. А. Афанасьеву, В. В. Беридзе, Р. В. Лаце, а также Б. В. Веймарну, Л. С. Зингеру, Р. Д. Андроникашвили (Москва); Н. Ю. Асеевой (Киев), И. Скуениеце (Рига), Б.А. Зурабову (Ереван), M. Н. Наджафову (Баку), Р. В. Еремян (Ташкент) за помощь, оказанную в работе над этой книгой.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Николай Мирликийский избавляет от смерти трёх невинно осуждённых
И. Е. Репин Николай Мирликийский избавляет от смерти трёх невинно осуждённых, 1888
В 1812 году
И.М. Прянишников В 1812 году, 1874
Теремной дворец
В. Д. Поленов Теремной дворец, 1877
Никита Пустосвят. Спор о вере
В. Г. Перов Никита Пустосвят. Спор о вере, 1881
Дети скупого
Н. В. Неврев Дети скупого, 1864
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»