Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

"Братец"

Чайная фирма "Боткин и сыновья" издавна славилась у нас. Дела свои вела она с Китаем, с Кяхтой. Дети основателя фирмы были люди умные, даровитые, удачливые. Одни отличались большим благородством, прямотой характера, другие были с хитринкой, как говорили москвичи, "с приглупинкой". Все они пошли по разным путям-дорогам. Старший, Сергей Петрович, прославился в медицинской науке, был профессор, ученый клиницист и редкий врач-практик. Его брат, Василий Петрович, человек 40-50-х годов, оставил нам свои "Письма из Испании", знал Александра Иванова, Гоголя, Герцена. О нем говорили много и разное... Были еще братья: Дмитрий, тот имел чудесное собрание лучших западных живописцев своего времени; были Петр, Михаил, Иван и был еще кто-то. Все они чем-нибудь выделялись, прославились. Я возьму только двух: Петра Петровича и Михаила Петровича. О них ходила молва, если не "достойная кисти Айвазовского", то достойная пера Островского...

Старший из двух, Петр Петрович, был главой "фирмы", ее мозгом, так сказать, "душой"; он "ворочал" делами за всех братьев и имел к тому особый "дар". Михаил был младше Петра Петровича (он был художник) и, по стародавнему обычаю, обращался к старшему "на вы": "Вы, братец". Старший же говорил ему просто: "Ты - Миша". "Миша" Боткин зорко присматривался своим хитреньким глазком к жизни, извлекая из своих наблюдений ценные и полезные ему уроки. Всегда ласковый, так сказать, "сладчайший", он "умел нравиться", и этот счастливый дар его многих вводил в заблуждение. Бывал Михаил Петрович и за границей, сумел, как ходил слух, "задаром" приобресть после смерти славного Александра Иванова его удивительные этюды, что сейчас находятся в Государственном Русском музее1. Позднее Михаил Петрович стал академиком, получил "тайного" и никогда не переставал быть великим интриганом, за что его называли не только "Мишей" Боткиным, но и "Иудушкой"; то и другое наименование ему шло, было ему "к лицу". Но вот что случилось с ним "на заре его жизни". Однажды к старшему из братьев, тому, что "ворочал" делами фирмы, к Петру Петровичу, обратились приехавшие из Кяхты в Москву по торговым делам купцы, старые приятели Петра Петровича, с такой просьбой: они построили у себя в Кяхте храм, для него заказали в Москве богатый резной иконостас, недоставало только образов. Купцы слышали, что брат Петра Петровича был художником. Так вот, говорят они, не согласится ли Петр Петрович помочь им в этом деле, упросив своего брата написать для них образа и тем завершить благолепие храма. За деньгами они не постоят, назвали и сумму, ассигнованную на это дело. Петр Петрович был человек религиозный, хотя и не без изрядной доли ханжества; в то же время все Знали, что он был мало склонный к "идеализму", он был "практик", умудренный опытами жизни.

Не сразу дал он ответ кяхтинцам: дело было серьезное, дело божье, да и кяхтинцы народ был бывалый, знали московское "обхождение", не настаивали зря, однако, уезжая на свою далекую родину, заручились от Петра Петровича согласием "похлопотать" и оставили ему ассигнованную сумму.

По отъезде их вскоре из Питера в Москву приехал и Михаил Петрович, художник, повидался с "братцем", и между ними будто бы была такая беседа: "Заходили ко мне люди из Кяхты, построили они у себя храм, заказали здесь иконостас, недостает им только образов. Так вот, Миша, тебе бы и послужить богу, написать образа...". - "Что же, братец, отчего не написать, надо только знать, велик ли иконостас, во сколько ярусов, сколько требуется образов, каких святых и проч.". Петр Петрович на все дал обстоятельный ответ. Надо было составить смету; долго думал-гадал Михаил Петрович, чтоб не "дать маху", не продешевить. Со вниманием Петр Петрович просмотрел смету, сказал - "дорогонько", поторговался; однако ударили по рукам, помолились богу, все честь честью.

Когда дело было кончено, Петр Петрович и говорит: "Вот и видно, Миша, что ты глуп еще, молод, неопытен; ведь кяхтинцы-то определили за иконостас вдвое против того, что ты назначил".

Такой урок благочестивого братца не прошел даром. Михаил Петрович запомнил его на всю свою долгую жизнь, и не зря молва прозвала его "Иудушкой".

Примечания

Печатается впервые по рукописи, принадлежащей В. М. Титовой.

1. Имеются в виду этюды А. А. Иванова к картине "Явление Христа народу".

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Архиепископ Антоний
М. В. Нестеров Архиепископ Антоний, 1917
Мыслитель. (Портрет философа И.А. Ильина)
М. В. Нестеров Мыслитель. (Портрет философа И.А. Ильина), 1922
Портрет скульптора В.И. Мухиной
М. В. Нестеров Портрет скульптора В.И. Мухиной, 1940
Портрет художницы Е.С. Кругликовой
М. В. Нестеров Портрет художницы Е.С. Кругликовой
Экзамен в сельской школе
М. В. Нестеров Экзамен в сельской школе, 188
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»