Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Костя Коровин

Кто не знал Костю Коровина, этого причудливого, капризного, красивого юношу? Костя, как и Левитан, обратил на себя внимание на 1-й ученической выставке в Училище живописи картиной "Весна", такой живописной, непосредственной, с большой вороной на обнаженном дереве1. Костя работал вместе с своим братом Сергеем у Саврасова, позднее перешел к Поленову. В противоположность Левитану, он был общий баловень. Баловали его профессора-художники, баловали учителя по наукам, коими он не любил заниматься, сдавая экзамены походя, где-нибудь на площадке лестницы, причем всегда кто-нибудь за него просил: "Поставьте ему три, он так талантлив!" Баловали его товарищи и училищные барышни, души не чаявшие в этом юном Дон-Жуане или, как его тогда звали, в "Демоне из Докучаева переулка". Костя, как хамелеон, был изменчив: то он был прилежен, то ленив, то очарователен, то несносен, наивный и ко всему завистливый, доверчивый и подозрительный. То простодушный, то коварный, Костя легко проникал, так сказать, в душу, и так часто о нем хотелось забыть... В нем была такая смесь хорошего с "так себе"... Все в нем жило, копошилось, цвело и процветало. Костя был тип художника, неотразимо действующего на воображение, он "влюблял" в себя направо и налево, никогда не оставляя места для долгой обиды, как бы ни было неожиданно им содеянное. Все его "качества" покрывались его особым, дивным талантом живописца.

Легко и жизнерадостно проходил Костя школьный, а потом и житейский путь свой.

Везло Косте, и он, беззаботно порхая, срывал "цветы удовольствия". То его увозило аристократическое семейство куда-нибудь в старую усадьбу на Волгу, в глушь, и там он пленял всех, от чопорных старух до "тургеневских" дворянских девушек, рассказывая, ноя и умирая, про какую-то несчастную судьбу свою; то писал великолепные этюды и говорил так красиво, увлекательно об искусстве; то летними сумерками катался с барышнями на лодке и так прекрасно, с таким чувством пел. Так проходили счастливые дни Кости, дни "юного бога".

Побыл он в Училище живописи и в ненужной ему Академии2. Вернулся в Москву, понравился великолепному Савве Мамонтову и стал писать для его оперы превосходные декорации3. Был приятелем всех театральных знаменитостей, всех Этих Бевиньяни, братьев д'Андраде, Ван-Занд. Отлично имитировал Мазини. Кордебалет и хор поголовно были влюблены в Костю, и за кулисами только и слышно было: "Костя, Костя, Костя"... И было так, пока одна из хористок не стала его женой, так было и после того... Костя не мог изменить ни жизни своей, ни характера, оставаясь свободным, доступным всем течениям, всем ветрам Дон-Жуаном. Он писал, писал, писал, писал; одна постановка была лучше другой. Савва-великолепный любил его, звал "Веселый корабельщик", баловал. В декоративной мастерской у Кости кипела жизнь, там работала веселая компания приятелей-неудачников: они там как-то кормились около Кости. Был там и Д., опустившийся, лохматый человек, по прозванию "Расточитель", умевший, как никто, быстро и дочиста спустить с себя все. Был там и Н., прозванный Костей "Графом", менее всего похожий на эту породу людей; были и другие.

И вот, бывало, ночью, часу во втором, в мастерскую при театре внезапно является Костя; он видит, что "Граф" и "Расточитель" - оба в самом бесшабашном положении, все атрибуты веселья налицо. Костя пробует негодовать, браниться, угрожать, кричит, что

через полчаса будет в мастерской сам Савва Иванович... ничего не помогает. Костя прибегает к "военной хитрости": начинает хныкать, умолять, жаловаться на свою горькую судьбу, называет "Расточителя" - "Расточителёк" и, чего не мог добиться угрозами, добивается жалкими словами. Компания растрогана, ей Костю жаль; она для него готова на все, а он уж командует: приказывает и "Расточителя" и "Графа" до приезда Саввы Ивановича закатать, как Аркашку, в старую заднюю кулису, там в темном углу, и чтобы они лежали смирно. Сказано - сделано. В мастерской порядок полный. Приезжает "сам", ему показывают новые декорации. Он их одобряет и в знак благоволения увозит Костю с собой. "Расточителя" и "Графа" раскатывают, и пир возобновляется до утра.

Костя - профессор Училища живописи, где под его руководством заканчивает школу ряд талантливых учеников. Правда, Костя - редкий гость в своей мастерской, но и редкие его посещения - праздник для учеников; он блестящий, остроумный собеседник, его советы, образы необычны и незабываемы. Костя участвует на выставках "Мира искусства" и "Союза русских художников". Он и там и тут желанный гость. Блестящий живописец, он работает, как бы играючи, и все же часто то, что он делает, столь пленительно, что любуешься им созданным с великим наслаждением. Но вот наступают дни падения Саввы-великолепного - Костя переходит на казенную сцену и там создает такие постановки, какие и Европе не снились...4.

14-16-е годы. Европейская война в самом разгаре; Костя на фронте. Приезжает ненадолго в Москву в форме полковника: он заведует военной маскировкой. Красавец-военный пленяет московских дам. Он опять нашел себя. Настал год 17-й. Умер Савва Иванович, бедные похороны5. Костя идет за гробом, он теперь одет в серую чуйку. "Как Косте идет этот костюм", - говорят старые его поклонницы. Затем Костя в Париже, быль и небылицы сплетает о нем молва и, наконец, смерть на чужбине6.

Так не стало одного из самых даровитых, увлекательных живописцев недавнего прошлого, не стало Кости Коровина.

Примечания

Печатается по тексту книги "Давние дни", стр. 75-77.

1. Местонахождение картины "Весна" установить не удалось. В очерке о Левитане Нестеров называет эту же картину "Осенний пейзаж".

2. Коровин обучался в Училище живописи, ваяния и зодчества с 1875 по 1883 г., в Академии художеств - в течение нескольких месяцев 1883 г.

3. Московский частный оперный театр, созданный С. И. Мамонтовым, существовал с 1885 по 1900 г. и играл большую роль в пропаганде реалистического оперного искусства.

4. С 1900 г. К. Коровин писал декорации для постановок Большого театра в Москве: "Конек-Горбунок" Пуни, "Иван Сусанин" Глинки, "Садко", "Снегурочка", "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии", "Золотой петушок" и "Сказка о царе Салтане" Римского-Корсакова, "Хованщина" Мусоргского и др.

5. С. И. Мамонтов умер в начале апреля 1918 г. в Москве. Похоронен в Абрамцеве.

6. К. Коровин умер 11 сентября 1939 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Видение отроку Варфоломею
М. В. Нестеров Видение отроку Варфоломею, 1890
Вечерний звон
М. В. Нестеров Вечерний звон, 1910
Всадники. Эпизод из истории осады Троице-Сергиевой лавры
М. В. Нестеров Всадники. Эпизод из истории осады Троице-Сергиевой лавры
Девушка у пруда. (Портрет Н.М. Нестеровой)
М. В. Нестеров Девушка у пруда. (Портрет Н.М. Нестеровой), 1923
Портрет В.Г. Черткова
М. В. Нестеров Портрет В.Г. Черткова, 1935
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»