Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

На правах рекламы:

http://33tonirovka.ru центр тонировки автомобилей

Богатырь русской живописи

Опять обратился Васнецов к сказочным былинным сюжетам. Он замыслил изобразить в них такие моменты, которые бы говорили о значении вновь построенной дороги, связывающей Донбасс с центром, о прошлом и настоящем Донецкого края.

Первая из картин, «Битва славян с кочевниками», должна была повествовать о прошлом донских степей, вторая, «Ковер-самолет», — показать сказочный способ передвижения, а третья, «Три царевны подземного царства», — богатства недр пробужденного края.

В сказке о трех царевнах рассказывается, как Иванушка спустился под землю в поисках матушки своей, Настасьи, которую унес злой Вихрь, да встретил там царевен — Золото, Драгоценный камень и Медь. После долгих злоключений Иванушка спас свою мать, вернулся на землю и женился на младшей царевне, а старшие его братья взяли в жены других сестер.

Васнецова сюжет сказки интересовал постольку, поскольку он в трех царевнах видел олицетворение подземных богатств. Он превратил царевну Медь в царевну Уголь и изобразил сестер на фоне вечернего неба, среди каменных глыб (1881 г.).

Девушки одеты в старинные наряды: одна — в золотой, другая — в расшитый, усыпанный драгоценными каменьями, а поодаль — потупя взор и сжимая тонкие пальцы, с выражением неподдельной обиды на лице, — стоит царевна Уголь, в скромном черном платье. Она — младшая сестра, и в семье, наверное, вроде Золушки или девочки Аленушки, — ишь, как недружелюбно поглядывают на нее старшие, разнаряженные сестры! На царевнах Золото и Драгоценный камень — богатые жемчужные кокошники; сестрица Уголь — без головного убора, но над ее черными волосами светится яркий горячий огонь.

И так же настоящие золото и драгоценные камни: они только могут тешить людской глаз своим холодным блеском, а незаметный черный уголь приносит пользу человеку живым теплом.

Художник много работал над образом царевны Уголь. Повторив вариант картины, он придал лицу девушки более независимый вид. Выражение глаз говорит о сознании собственной силы, сцепленные прежде руки опушены.

Старшие царевны стоят сложа руки, — должно быть, не любят работать, а по младшей сразу видно, что это трудовая девушка, что будет она, а не кто другой, невестой удалому и сметливому Иванушке. Она жизненней и проще, как прост и жизненно необходим человеку скромный каменный уголь.

«Ковер-самолет» — картина, написанная также по мотивам сказок об Иванушке-дурачке.

Заполучив Жар-птицу, везет ее Иванушка в золотой клетке на чудесном ковре-самолете. Внизу расстилается родной северный пейзаж, а ковер летит и летит, стремительно рассекая воздух, и жители ночи — совы — шарахаются прочь с дороги.

Иванушка-дурачок в сказках всегда оказывается впереди «умных» братьев. Он скор в решениях, ловок, великодушен и изобретателен. Он — любимый герой народа, и его руками добыт уголь из-под земли, поймана излучающая свет Жар-птица, побеждена воздушная стихия.

В сказках и былинах Васнецова прежде всего привлекали не фантастические похождения героев, а их реальные человеческие качества: народный ум и доблесть, смелость и находчивость.

Картины «Три царевны» и «Ковер-самолет» дороги нам тем, что художник сумел воплотить в них свою веру в народные силы, показать в зрительных образах вековую мечту многих поколений о счастливой жизни, о власти человека над силами природы.

Самые лучшие полотна на темы русского поэтического творчества не были у Васнецова иллюстрацией какого-нибудь определенного момента, точно выбранного варианта сказки или былины.

Задачи Васнецова были значительно шире и глубже: он воспроизводил мир фольклора, воссоздавал его образы, самый характер его, оставляя за собой право свободно выбирать и наружность героя, и обстановку, и окружение, и пейзаж.

Конечно, образ пригорюнившейся в глубоком раздумье Аленушки сложился не только под влиянием сказки именно о сестрице Аленушке и братце Иванушке. Здесь — отклик и на многочисленные плачи девушки-сиротки, и лирические протяжные песни о горькой судьбе, о разлуке, жалобы на тяжкую участь батрачки.

Вспомнилась Виктору Михайловичу песня, слышанная в Рябове:

«От тятеньки и от маменьки
    Я осталася,
По чужой-то, дальней сторонушке
    Нашаталася,
Много горюшка-кручинушки
    Напрималася,
Без постелюшки я, горька сиротинушка,
    Наспалася».

И еще другая песня о том, как «злая матушка потопила детушек».

У Васнецова Аленушка не сказочная красавица, а простая крестьянская молоденькая девушка, уединившаяся, чтобы предаться своему горю, которым не с кем поделиться среди людей. Она находит отклик своим настроениям и мыслям в самой природе, такой же заброшенной, грустной, простой и обыкновенной. Молоденькие, тоненькие, хрупкие, как и сама девушка, деревца на берегу заводи так же хороши своей трогательною простотою.

Элемент сказочности здесь отступает на задний план, он приглушен по сравнению с такими картинами, как «Три царевны подземного царства» или «Иван-царевич на сером волке».

Аленушка примостилась на большом камне, охватила руками колени и печально склонила голову со сбившимися на сторону каштановыми волосами. Ноги ее босы, и вся фигурка говорит об одиночестве, заброшенности. Мыслями Аленушка далеко. Кажется, что ее по-детски большие глаза наполнены слезами.

«...Болит мое сердечушко
Со кручинушки».

Мы не знаем, встанет она сломленной или решительной, но перед нами — остро чувствующий человек, полностью охваченный своими переживаниями. И в этом — большая художественная правда картины, сила и доступность простого, искреннего образа.

Есть среди петербургских рисунков Васнецова акварель «Витязь на коне» (1871 г.), которую мы можем по праву считать предшественницей таких больших живописных полотен, как «Витязь на распутье» и «Богатыри». Художник изобразил на ней кряжистого, бородатого, одетого в доспехи всадника на тяжелом долгогривом коне. Держа шишковатую булаву в одной руке, приподнявшись на стременах, всадник пристально осматривает степные просторы.

В этой акварели уже заложена идея, которую Васнецов разовьет впоследствии в «Богатырях»: могучий воин-крестьянин в дозоре, на страже родных границ. С другой стороны, тема одинокого витязя в чистом поле натолкнула Васнецова на мысль создать картину «Витязь на распутье», которую художник выставил в 1878 году на 6-й Передвижной выставке в Петербурге, а затем продолжал работать над ней и полностью закончил лишь к 1882 году.

После появления картины на Передвижной Стасов писал: «Витязь» Васнецова принадлежит к лучшему, что он до сих пор сделал. Это род тяжелого, немножко неуклюжего, как и следует, Руслана, раздумывающего о своей дороге. Большой с надписью камень, торчащий из земли, богатырский конь, грузный, лохматый, ничуть не идеальный и в самом деле исторический, такой, на каких должны ездить Ильи Муромцы и Добрыни... унылость во всем поле, красная полоска зари на горизонте, солнце, играющее на верхушке шлема, богатые азиатские доспехи на самом витязе, его задумчивый вид и опустившаяся на седле фигура, — всё это вместе составляет картину с сильным историческим настроением».

Старый богатырь остановил своего коня у придорожного «бел-горюч камня», на котором высечено грозное предсказание:

«Как пряму ехати —
Живу не бывати.
Нет пути ни прохожему,
Ни проезжему, ни пролетному..,
Направу ехати — женату быти,
Налеву — богату быти».

Последние две строки не читаются на камне: Васнецов поместил их внизу и скрыл подо мхом и травою. Не случайно выделил художник слова «пряму ехати», — он определил этим выбор пути витязем, пути трудного, опасного, но единственно возможного для него.

Пейзаж в картине исполнен суровости: широкая степь, поросшая пожелтевшим ковылем, разбросанные то здесь, то там большие валуны. С унылым карканьем кружит над степью вороньё, высматривая, нет ли где поживы. Около камня с надписью зловеще белеет череп когда-то погибшего витязя и кости его верного коня, как бы предостерегая тех, кто остановится у трех дорог, об опасностях прямого пути. А дальше, в траве, еще кости...

Жутко становится на душе у путника, попавшего в такое место. Но витязь на распутье ни единым жестом не выказывает волнения. Вся его фигура выражает непреклонную решимость, и, глядя на него, зритель понимает, что поедет богатырь не за счастьем, не за богатством, а прямой дорогой, где ждут его тяжелые испытания.

«Витязь на распутье» — одна из первых вещей Васнецова, в которых он дает образ былинного богатыря, дает его таким, каким его изображала народная поэзия, — простым, величавым, мудрым, борцом «за вдов, за сирот, за бедных людей».

Васнецов называл себя «историческим живописцем несколько на фантастический лад». Его выполненная в 1881 году «Битва славян с кочевниками» и является такой исторически-фантастической картиной, в которой нашла отражение постоянно интересовавшая художника тема столкновения русских с кочевыми пограничными племенами, тема охраны родных земель.

На зеленой равнине, в бою за привольные черноморские степи, рубятся русские дружинники с кочевниками. В центральной группе огромный русский воин в стальном шишаке и кольчуге, верхом на вздыбленном вороном коне, занес над головой булаву, чтобы отразить смертельный удар. Рыжебородый кочевник на маленькой юркой степной лошадке, прикрываясь щитом, стремится поразить русского витязя копьем. К каждому из сражающихся спешат на выручку воины.

Кочевников в поле зрения как будто и больше, однако величественные русские воины полны отваги, и их непреклонная воля к победе преодолеет натиск дикой и беспорядочной вражеской орды.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 

В. М. Васнецов Аленушка, 1881

В. М. Васнецов Бой Добрыни Никитича с трехголовым драконом, 1918

В. М. Васнецов Царевна-лягушка, 1918

В. М. Васнецов Богоматерь с младенцем, 1914

В. М. Васнецов Христос Вседержитель, 1885-1896
© 2017 «Товарищество передвижных художественных выставок»